Заказать звонок

Выберите интересующий вас вопрос:

или

Позвонить прямо с сайта

Хотите себе такой же виджет? Узнайте, как подключить!

Отправляя заявку, вы даете согласие с Политикой обработки персональных данных

28 Апреля 2020

Софт без офиса

Защитить разработчиков отечественного программного обеспечения позволят только протекционистские меры, считает председатель правления ассоциации разработчиков программных продуктов (АРПП) "Отечественный софт" президент ГК InfoWatch Наталья Касперская. Если ИТ-отрасль не получит поддержки, лучшие кадры уедут за рубеж и в гонке компьютерных технологий наша страна рискует проиграть, уверена она.

Какие недостатки выявил коронавирус у ИТ-индустрии?

Наталья Касперская: Основная проблема связана с экономической ситуацией, которую породил карантин из-за коронавируса - это заморозка бюджетов практически всеми заказчиками. Большинство компаний приняли решение, что они не тратят деньги ни на что, кроме зарплат своему персоналу. Это значит, что все ИТ-бюджеты у корпоративных заказчиков заморожены, и ИТ-компании не получают входящего денежного потока. В этой связи нашей ИТ-индустрии нужны меры поддержки.

Три основные отраслевые ассоциации - ассоциация разработчиков программных продуктов (АРПП) "Отечественный софт", ассоциация предприятий компьютерных и информационных технологий (АПКИТ) и ассоциация разработчиков "Руссофт" разработали пакет таких мер и направили их в Минкомсвязи, в Минэкономразвития и в правительство. Также мы обсуждаем меры поддержки ИТ-индустрии с правительством Москвы.

Каких мер поддержки вы ждете?

Наталья Касперская: Мы делим меры поддержки на несколько групп. Первое - это субсидирование. В дополнение к имеющимся в стране грантовым программам нужны прямые, целевые субсидии компаниям ИТ-сектора - на зарплаты. Иначе мы рискуем потерять людей.

Второе - снижение или сокращение арендной платы. Я могу сказать по себе - у нас площади 3500 кв. м только в одном офисе, и мы их сейчас практически не используем. У меня почти все сотрудники работают на "удаленке", в офисе - только дежурные. Почему же мы должны сейчас платить полную сумму аренды? А это - значительная часть расходов не только у нас, но и у многих ИТ-компаний.

Третье - закупки. Мы предложили внедрить меры по упрощению процедур госзакупок, чтобы предприятия с госучастием могли проводить их быстрее. Кроме того, важно, чтобы бюджеты на ИТ со стороны государства хотя бы выдерживались, а не сокращались. Причем мы предлагаем направлять все государственные средства на закупки только отечественного программного обеспечения и ИТ-продуктов. Чтобы деньги оставались в стране, а не уходили за рубеж, когда они так нужны здесь. На наш взгляд, это логично.

По мнению многих, ИТ-индустрия сейчас единственная растет, зачем дополнительная поддержка?

Наталья Касперская: Не знаю, откуда такие сведения, что ИТ-индустрия сейчас будто бы растет. Да, в "эпоху самоизоляции" бурно растет трафик у операторов, мобильных и интернет-провайдеров (но это не ИТ-индустрия!), соответственно растут и доходы (операторы же не дают доступ в долг), а вот в ИТ-компаниях - падение продаж, там уже начались банкротства. Мы наблюдаем кризис, подобного которому раньше не было. Он очень необычный, и предсказать, как он повлияет на индустрию и рынок в целом, я не возьмусь. Это зависит от очень многих факторов, в частности, от того, сколько еще продлится карантин.

Но что непременно надо делать в кризис, так это поддерживать системообразующие отрасли, которые обеспечивают существование и суверенитет страны - сельское хозяйство, медицину, энергетику и информационные технологии.

В последние два года в мире началась гонка компьютерных технологий. И если раньше она шла в военной сфере, то сейчас именно информационные технологии находятся на передовой. Наш президент сказал, что тот, кто будет владеть искусственным интеллектом, - будет владеть миром. То же касается всего комплекса информационных технологий. В этой гонке, как обычно, три основных игрока - США, Китай и Россия.

Гонка за лидерство в ИТ-сфере уже началась, и в ней нельзя останавливаться. У нас были очень хорошие шансы до кризиса. Мы не должны в угоду панике и медийному давлению позволить, чтобы российская отрасль информационных технологий рухнула. Потому, что тогда программисты уедут за рубеж, в те страны, где ИТ-сегмент поддерживают, дают им работу и интересные задачи. Кто тогда будет строить нашу цифровую экономику?

Что получает ИТ-отрасль сейчас?

Наталья Касперская: Единственная поддержка, которую мы получаем, это давняя льгота по налогам на отчисления в фонды социального страхования. Это было сделано несколько лет назад, именно по причине того, что у нас основные расходы на зарплаты. У нас ставка 14%. Но всем компаниям страны сейчас ее снизили до 15%. Мы в этом смысле стали вровень с другими индустриями.

Среди мер финансовой поддержки пока остаются гранты от различных институтов развития, но их мало, и это отнюдь не халява: гранты даются на конкретные проекты, с тщательным отбором, по долгой процедуре, за каждый грант компания должна скрупулезно отчитываться. Кстати, на гранты в США и Европе тратится на два порядка больше денег, чем у нас. Но у них есть еще развитые венчурные инвестиции (особенно обильные в Кремниевой долине), а в России их практически не осталось. Ни гранты, ни венчурные инвестиции не годятся как поддержка в кризис.

Льготные кредиты разработчикам тоже недоступны, потому что все банки требуют от заемщиков твердые залоги, которых у разработчиков просто нет - нет зданий, заводов, земли, товаров в залог, есть только мозги программистов и подержанная оргтехника. А программные продукты, бренды и даже долю в акциях в залог обычно не берут... Кстати, ответа на предложенные нами меры поддержки мы еще не получили. Поэтому пока только надеемся.

Готова ли российская ИТ-индустрия к формату удаленной работы? Пока в основном используется иностранное ПО.

Наталья Касперская: Насколько я знаю, есть средства видео-конференц-связи у "Мегафона", виртуальная АТС MANGO OFFICE и другие. Как минимум несколько таких решений в нашей стране имеется. Но большинство видеоконференций сейчас происходят в американском сервисе Zoom.

Почему же он стал настолько популярным? Его разработчики сделали две вещи, привлекающие бесплатных пользователей. Во-первых, у него низкий порог входа: его легко установить и им легко пользоваться. Во-вторых, он устойчиво работает на плохих каналах связи. Это то, чем российским разработчикам нужно заниматься - улучшением устойчивости своих решений на "узких" каналах.

То есть импортозамещение в полную силу так и не заработало?

Наталья Касперская: Программа импортозамещения в ИТ начала разворачиваться, хотя и медленнее, чем хотелось бы. Очень бурные дискуссии шли в прошлом году между минкомсвязи и компаниями с госучастием. Крупные госкомпании и компании с госучастием писали жалобы в РСПП (Российский союз промышленников и предпринимателей) и правительство, чтобы им отменили или ослабили импортозамещение. В административной борьбе прошел весь год. Сдвиги были, но небольшие.

А сейчас импортозамещение пытаются вообще свернуть. В некоторых регионах уже вышли распоряжения о том, чтобы отменить приоритетную закупку отечественного ПО, предписанную законом. Мотивировка - якобы в условиях экономического спада нельзя заниматься еще и импортозамещением, это усилит стресс. И это, на наш взгляд, неправильно. Во-первых, потому что отечественные решения в среднем дешевле. Во-вторых, потому что когда, как не в кризис поддерживать свои компании? В-третьих, если программу начали, то ее надо продолжать, а не метаться туда-сюда: то замещаем импорт, то не замещаем.

Разве конкурентная борьба с иностранными компаниями не двигает российскую ИТ-индустрию вперед сильнее, чем искусственное импортозамещение?

Наталья Касперская: Это очень старый демагогический аргумент, использующий якобы очень хорошее слово "конкуренция". Он неверен, потому что аналогичен такому - давайте выпустим школьника-третьеразрядника боксировать с Майком Тайсоном, пусть в честной борьбе ринг покажет, кто сильнее. Конкуренция же, пусть победит сильнейший! В спорте такого не допустят, там неспроста есть весовые категории. Но ведь на рынке тоже есть весовые категории. Как небольшому локальному разработчику состязаться с транснациональной корпорацией, у которых капитализация и маркетинговые бюджеты больше на 2-3 порядка?

У нас все прошлые десятилетия шло искусственное замещение российского ПО иностранным, никакой естественной и честной конкуренции на рынке не было. Было мощное лоббирование иностранными компаниями своей продукции на всех уровнях, с практически бесконечными бюджетами. Они могли демпинговать на нашем рынке, раздавать свой софт бесплатно несколько лет, ожидая, что пользователи привыкнут, а местные производители вымрут, чтобы потом поднять цены. Могли заносить гигантские взятки чиновникам и корпоративным ИТ-директорам.

В результате они завоевали большую часть рынка, хотя многие их корпоративные решения даже не очень-то и работают в наших реалиях. Не было никогда честной конкуренции с транснациональными гигантами, они, как асфальтоукладчики, ездили по маленьким росткам местных компаний. И было совершенно понятно, кто победит в этой "конкурентной борьбе".

Поэтому единственный способ - это разумная защита своих производителей - то, что последний век делают у себя многие страны, например, США, Германия, Бразилия и другие (помните недавний наезд на Huawei в США?).

Протекционизм - это как раз естественно. Ведь когда российское сельское хозяйство получило протекционистские меры, то начало расти. А до этого, когда пускали в страну продуктовый импорт по любым ценам, наше сельское хозяйство медленно загибалось. И скоро должно было погибнуть совсем, его спасли наши контрсанкции и программа поддержки.

На проекте "Тайгафон" Infowatch потерял около 40 млн рублей. Возможно ли в принципе в РФ создание защищенного аппарата для связи?

Наталья Касперская: Любая компания, которая занимается инновационными разработками, обязана тратить часть своего бюджета на инновационное развитие и эксперименты. Если компания ничего не тратит на эксперименты - это не инновационная компания. С "Тайгафоном" был эксперимент, который мы полностью сделали за свой счет, в рамках бюджета на исследования. Результат эксперимента не был провалом, потому что отрицательный результат эксперимента, как считается в науке, - тоже результат. Мы выяснили, что разработка защищенного смартфона в условиях тотального господства иностранного ПО на мобильной платформе - более или менее бессмысленна. Если у нас ОС иностранная, система распространения приложений - иностранная, миллионы приложений написаны под Android, то как бы ты ни изгалялся, все равно будешь зависеть от иностранного ПО.

Инвестируя в "Тайгафон", мы пытались создать решение для защиты от проблемы BYOD (bring your own device). Когда сотрудники приносят и пользуются своими устройствами на работе, это создает огромную "дыру" в корпоративной безопасности. Мы все же придумали подход к защите предприятий в условиях господства BYOD. Это - создание на смартфоне защищенной области, где специальный почтовый клиент позволяет читать и отправлять почту в зашифрованном режиме. А агентская программа, защищающая от утечки данных, не позволяет пересылать конфиденциальную информацию за пределы защищенной области. Это решение мы получили в результате эксперимента, сейчас мы его продвигаем, оно пользуется успехом и думаю, что свои деньги мы вернем, если, конечно, рынок восстановится.

Важно и то, что правительство уже осознало проблему утечки конфиденциальных данных и данных, составляющих гостайну, на мобильных платформах. Был принят закон о предустановке российского программного обеспечения на смартфоны, продаваемые в РФ. Появились две современные российские мобильные операционные системы "Аврора" и "Kaspersky ОС", которые вполне могут использоваться для защищенного устройства.

Источник:  https://rg.ru/2020/04/26/kasperskaia-my-nabliudaem-krizis-podobnogo-kotoromu-ranshe-ne-bylo.html
К другим статьям